Опубликовано Дек 20, 2011 в Публикации | Нет комментариев

 

Источник: Деловой Квартал

 

История Анатолия Быкова — для Голливуда и писателей-романтиков. Лимонов про него уже написал, фильмы наверняка еще будут.

 

Число «7» на кабинете Анатолия Быкова в его резиденции, находящейся по соседству с губернаторскими «Соснами», вызвало у меня определенные ассоциации. Знаменитый номер «007», заставлявший вспомнить сериал про Джеймса Бонда, на его черных «гелендвагенах» во второй половине 90-х годов был знаком всем красноярским автолюбителям. Номер мобильного телефона Анатолия Петровича, кстати, тоже заканчивается на «007», и не надо быть эзотериком, чтобы понять: в его жизни семерка играет роль своеобразного оберега. И, видимо, играет достаточно успешно — мало кому удалось бы выйти целым и невредимым из той мясорубки, в которую бизнесмен попал в девяностые годы.

 

Он и сегодня продолжает оставаться одной из самых влиятельных фигур в красноярской элите. 4 декабря Быков в четвертый раз стал депутатом краевого Законодательного Собрания, набрав 61,5% голосов в Октябрьском избирательном округе. Но, по словам Анатолия Быкова, политическая деятельность сейчас для него находится на втором месте. «Сегодня я, прежде всего, ощущаю себя предпринимателем. Все-таки экономика первична. Именно она должна определять правила игры, а не политика. Только если ты сможешь что-то создать сам, построить, например, дом, то лишь тогда ты имеешь право на лидерство», — уверен человек, который в свое время заплатил высокую цену за право на собственное мнение.

 

Боксерский старт

 

Что можно нового сказать о человеке, биографию которого разве что в школах еще не изучают? Анатолий Быков говорит, что за последние 15 лет дал сотни интервью и комментариев российским и зарубежным СМИ.

Примечательно, что во всех этих многочисленных публикациях как-то очень бегло говорится о старте предпринимательской карьеры Быкова. А ведь это загадка — как учитель физкультуры из средней школы № 2 шахтерского городка Назарово смог показать недюжинные способности в диковинной не только для простого парня из провинции рыночной экономике?

 

В свое время в СМИ с подачи противников Быкова раскручивались утверждения анонимных источников о том,
что первые шаги в бизнесе назаровский самородок делал якобы с помощью организованной группировки спортсменов, которая в своей деятельности не брезговала сомнительными методами. Однозначно правдивым в этих слухах выглядит только то, что на предпринимательскую стезю он вступил под влиянием своих друзей в боксерской среде.

 

«Я себя в то время не видел в большом бизнесе, — вспоминает Анатолий Быков. — Но так как часто ездил по Советскому Союзу, то подружился со многими известными

людьми. Страна тогда была на перепутье. Самые активные и предприимчивые люди, в том числе и в спорте, пошли в кооперацию, потому что это был самый короткий путь для самореализации. Именно друзья по спорту подвигли меня заняться бизнесом. Они говорили мне: «Ты образованный парень, иди в промышленность, там сейчас будущее». Я сомневался. «У меня есть тысяча долларов и новая машина. Правда, квартирка маленькая — полуторка. Но мне этого хватает для счастья», — отвечал им. И это было правдой, я не рисовался».

 

Вход в алюминиевый бизнес

 

Но судьбу не обманешь. В 1992 году Быков стал одним из основателей фирмы СТМ («Строительство, технологии, металл»), которая появилась при Красноярском алюминиевом заводе. Начинающие бизнесмены занялись снабжением металлургов продуктами, что по тем временам было не просто выгодным, а самым главным видом бизнеса — полки советских магазинов на закате горбачевской перестройки стремительно пустели. Дефицитные продукты доставали с помощью связей Быкова, поэтому рабочие КрАЗа голодными не ходили. Затем пришел черед более серьезных проектов.

 

«Моим главным капиталом тогда были друзья и связи во всех уголках страны. Именно поэтому партнеры мне предложили заняться поставкой продукции КрАЗа в другие регионы. Помню, первым нашим проектом стала поставка алюминия для молочных фляг, которые лили в Екатеринбурге. Через пару месяцев мне принесли деньги. Я посмотрел на сумму и сказал себе: «Да, этим стоит заниматься», — улыбается сегодня Быков.

 

Дела молодого предпринимателя быстро пошли в гору. Он смог найти общий язык с руководством КрАЗа, которое в то время постоянно находилось в состоянии стресса, поскольку в наступившую эпоху приватизации появилось слишком много желающих получить жемчужину отечественной цветной металлургии. «Государство умыло руки и фактически бросило руководителей крупных предприятий на произвол судьбы. К ним стали заходить представители теневых структур и давили на них, а они не знали, как в этой ситуации себя вести. «Генералы» обращались ко мне, я им оказывал поддержку, потому что умел с этой публикой разговаривать. Никаких силовых разборок не было, как писали потом в заказных статьях. В ресторане «Красноярск» решали спокойно вопросы, — подчеркивает Анатолий Быков. — Чтобы не быть голословным, приведу всего один факт — за время так называемых алюминиевых войн ни одного человека на КрАЗе не убили. Но и сегодня, например, на суде в Лондоне Абрамович утверждает, что якобы людей в Красноярске расстреливали еще, когда они спускались с трапа самолета в аэропорту «Емельяново». Это страшные сказки для неискушенной публики».

 

Впрочем, Быков не отрицает, что в это суровое время приходилось прибегать и к жестким методам: «В ту эпоху уголовники были на коне. Причем эти сорняки взращивались с помощью некоторых правоохранителей. То, что творилось в Красноярске в 90-е годы, было следствием слабости власти. С цепи был отпущен уголовный мир, который понимал только язык палки и кнута».

 

Такие услуги бескорыстно, конечно же, не оказывались. В середине девяностых годов Анатолий Быков становится неформальным лидером банка «Металэкс», в 1997 году его избирают заместителем председателя Совета директоров ОАО «КрАЗ». В печати появляется информация, что он владеет блокирующим пакетом акций алюминиевого гиганта — 28%. У его партнеров по бизнесу Василия Анисимова и Льва Черного сосредоточилось примерно две трети пакета акций.

 

Искушение политикой

 

В это же время Анатолий Быков впервые примерил депутатские погоны. По словам предпринимателя, решение пойти в политику было для него естественным продолжением социальных и благотворительных проектов, которыми он начал заниматься в первой половине девяностых годов. «Мне сама жизнь в свое время подсказала, что Бог велел делиться. С кем? С Назарово — своей малой Родиной, прежде всего. Я тогда стал поддерживать земляков и по спортивной линии, и по социальной сфере, даже зарплату бюджетникам помогал выплачивать. В 1996 году тогдашний мэр Назарово Владимир Семенков предложил мне пойти в депутаты горсовета. Я сомневался, но согласился. Поработал в горсовете, посмотрел на коллег и понял, что я ничем их не хуже. А где-то, может быть, и лучше».

Аппетит приходит во время еды. Вскоре назаровцы выдвинули своего земляка в Законодательное Собрание. В декабре 1997 года Быков — единственный из всех претендентов смог получить депутатский мандат уже по итогам первого тура, набрав более 70%. А затем Анатолий Быков совершает самую крупную политическую ошибку в своей жизни, поддержав на губернаторских выборах Александра Лебедя.

 

«Березовский и Абрамович подсунули мне Лебедя как наживку, и я за нее схватился. Не хватило мне тогда ума и какой-то гуманитарной базы, чтобы просчитать последствия, — до сих пор сокрушается Быков. — Но ошибся тогда не только я, а вся краевая элита. Ждали барина, который устроит райскую жизнь. И дождались. Хочу опровергнуть один миф. Быков с Лебедем не воевал. Я воевал с безобразиями, которые при нем творились. В ту эпоху край остался без шестидесяти крупнейших предприятий, которые ушли в Москву».

 

Ушел из края, в том числе и КрАЗ.

 

Против олигархов

 

Проблемы у Быкова, правда, начались еще до губернаторства Лебедя. В 1997 году в газете «Известия» был опубликован цикл статей журналиста Алексея Тарасова о том, что власть в крае захватил криминалитет во главе с Анатолием Быковым. Эта публикация стала поводом для проведения проверки.

 

«Не заметить такой сериал было невозможно. Кажется, он уникален, — рассказал в 2003 году автору этих строк экс-губернатор Валерий Зубов при написании нашей совместной книги «Сила не в умении ходить строем…». — У меня прошло совещание с представителями силовых структур. Я предложил дать официальные заключения по фактам, которые были изложены в статьях. Ровно через месяц получил ответ: со стороны закона к А. Быкову претензий нет. Быков сыграл известную роль в новой истории края. Во время выборов 1998 года эта роль была в значительной степени отрицательной. Но надо отдать ему должное. Быков — единственный, кто открыто признал эту свою ошибку. И заплатил за это достаточно дорого».

 

Инициаторами кампании по своей «демонизации» Быков считает олигархов, близких к ельцинской «семье». «Представители олигархов заходили к начальникам УВД и УФСБ и практически напрямую спрашивали у них: сколько надо денег, чтобы Быкова посадить? И Березовскому, и Чубайсу было некомфортно со мной разговаривать, потому что они привыкли к регионам относиться как к колонии, а мне это не нравилось. После этого они бежали к силовикам, говорили им, что я бандит и меня надо посадить», — вспоминает Быков. По его словам, однажды ему позвонил тогдашний начальник УФСБ Красноярского края Анатолий Самков и во время прогулки на набережной Енисея сообщил: московским чекистам поступил донос, что Быков якобы готовит покушение на тогдашнего руководителя комитета по управлению госимуществом РФ Альфреда Коха…

 

Анатолий Петрович говорит, что события, приведшие к его заключению под стражу, ускорил проект создания в крае энергометаллургической корпорации. «Не я ее придумал, идея эта еще в знаменитой программе Косыгина возникла. Это был единственный шанс для красноярцев не превратиться в колонию московских олигархов. Я пришел к Лебедю, сказал ему, что это его козырная карта, с помощью которой он будет разговаривать с Москвой на равных. Губернатор сначала со мной согласился, но потом показал мою программу столичным патронам, которые испугались, что их планы по захвату самых лакомых секторов экономики края будут из-за этой корпорации разрушены. Ведь все уже было между ними поделено: кому алюминий, кому уголь, кому энергетика…»

 

Дальнейшие события описывались многократно: комиссия Колесникова, арест в Венгрии, провокация с инсценировкой убийства Павла Струганова, выход на свободу, Страсбургский суд, по сути, оправдавший Быкова. Но за скобками остался еще один любопытный эпизод, который случился уже в 2003 году. «Когда я находился в Лефортово, то с помощью незаконной эмиссии акций КрАЗа мой пакет с 28% размыли до 4%. Но и эта моя доля была головной болью для Дерипаски, потому что не давала ему легализовать «Русский алюминий», —

считает Быков. — Эту ситуацию можно было вполне отыграть в суде, оспорив законность эмиссии. Я пошел в 2003 году к Хлопонину и спросил его: нужен ли краю «КрАЗ», который в девяностые годы платил в бюджет около 30% всех налогов, собираемых в регионе? Через несколько дней он ответил, что ему это неинтересно. Саша Хлопонин — хороший парень, но он всегда был далек от государственных интересов».

 

Счастье в независимости

 

Расставшись с огнеопасным алюминиевым бизнесом, Анатолий Быков сосредоточился на локальных проектах краевого уровня. Сегодня в его империи официально числятся инвестиционная компания «Европа», одноименный бизнес–центр класса
«А», медицинский центр «Окулюс» и агрокомплекс «Деметра» в Емельяновском районе.

 

Последний проект — инвестиционный, пока деньги в него только вкладываются. Быков фактически подарил вторую жизнь деревне Гляден, хозяйство которой было полностью разорено. Девять лет поля там зарастали травой, а теперь на вспаханной земле растет пшеница, построены животноводческий комплекс, мельница, элеватор, огромное овощехранилище, множество других объектов. На официальном сайте Быкова весьма поэтично сформулирована стратегическая цель агрокомплекса «Деметра»: «снабжать ближнюю и дальнюю округу всем необходимым».

 

В середине двухтысячных Анатолий Быков также инвестировал свои деньги в создание завода «СКАД» по производству литых автомобильных дисков, но несколько лет назад расстался с этим бизнесом. В ближайшее время Быков собирается потратить 10 миллионов евро на создание под Красноярском современного логистического центра и 5 миллионов евро на строительство в Октябрьском районе Красноярска «рынка XXI века», в котором, по задумке Быкова, будет продаваться продукция «Деметры» и красноярских дачников.

 

«Я люблю свою землю, люблю своих земляков и все всегда делаю искренне. Я никогда не боялся доверять профессионалам, потому что моя роль в бизнесе была в основном объединяющей. Так получилось, что я становился центром, который объединял для достижения цели самых разных людей», — объясняет свою роль в бизнесе Анатолий Быков.

 

И добавляет: «Я — счастливый человек, потому что счастье для меня — это независимость, свобода выбора той жизни, которая тебе по душе. Этой независимости я достиг».

 

Александр Чернявский

 

Автор: Матаевская Ирина